6. Распространённость умственной отсталости


Эпидемиологический анализ умственной отсталости важен для выявления случаев умственной отсталости в популяции с целью создания необходимых служб и учреждений. Кроме того, он нужен для выявления причин и условий возникновения случаев умственной отсталости, что необходимо для профилактики и лечения. Точная оценка истинной распространенности может зависеть от учета различных диагностических подходов, неравномерного развития психиатрических и других служб, которые должны выявлять умственную отсталость, а также культурных и этнических особенностей общества, влияющих на этот процесс. Различная распространенность в разных регионах во многом определяется медико-географическими условиями (например, недостатком йода в питьевой воде).

Распространенность умственной отсталости в разных странах в середине XX века, судя по исследованиям A. Kushlick (1968); J. Tizard (1953); L. Wing (1970), составляет около 1% популяции. По материалам ВОЗ того же времени, чило лиц, отстающих в развитии, больше — 1–3%. Примерно эти же цифры (0,39–2,7%) приводят в разных странах и в настоящее время. Фактическое число выявляемых умственно отсталых индивидов в Дании составляет — 0,43%; в Швеции — 0,32% (Grunewald K., 1969).

В СССР эпидемиологическое исследование в нескольких городах обнаружило от 4,89 до 2,38 «олигофренов» на 1000 населения (Гольдовская Т. И., Тимофеева А. И., 1970).

В 1997 году А. А. Чуркин приводит цифры распространенности в России — 608,1 на 100 000 (0,6%) и заболеваемости — 0,39%. Количество лиц с умственной отсталостью постоянно растет. Так, с 1991 по 1995 год произошло их увеличение в абсолютных цифрах на 17,2% и в интенсивных — на 14,7%. В основном этот рост происходил за счет наименее легких форм (на 23,7% и на 23,8% соответственно).

В населении наибольшее число составляют легко умственно отсталые субъекты — 0,7-1,2%, согласно К. Gustavson (1977), и 2,1% — по результатам М. Rutter (1970). По данным А. А. Чуркина (1997), в нашей стране их не более 0,47%.

Среди всего контингента умственно отсталых лиц число легко умственно отсталых, по разным данным, колеблется от 68,9% до 88,9%.

Процент умеренно, тяжело и глубоко отсталых индивидов в населении — 0,39%–0,28% (Rutter M., 1970; Gustavson К., 1977). В СССР в60-70-х годах было — от 11,1% до 31,1% (Гольдовская Т. И., 1970), а в 90-х годах 0,13% (Чуркин А. А., 1997).

За период с 1991 до 2000 года число впервые выявленных умственно отсталых детей и подростков возросло с 77,6 до 139,8 на 100 тыс. населения, т. е. увеличилось на 80,2%. Амбулаторный контингент умственно отсталых детей и подростков за это же время увеличился на 18,1% (Гурович И. Я., Волошин В. М., Голланд В. Б., 2002).

В структуре психической патологии у детей, получающих помощь в психиатрических учреждениях, умственная отсталость встречается в 28,65%, а у подростков — в 50,71%. Такой рост объясняется выявлением этой патологии в основном в детском возрасте. Значение умственной отсталости — в социальной дезадаптации, к которой она приводит детей и подростков. Около 60% всех молодых инвалидов по психическому заболеванию составляют лица с умственной отсталостью. Она оказывается тесно связанной с молодежной преступностью, ранним алкоголизмом и наркоманией. Доля легкой умственной отсталости в общей массе данной патологии — 80% (Миронов Н. Б., 2000).

Инвалиды составляют 24,9% среди всех психических больных. На третьем месте (13,3%) среди причин инвалидности — олигофрения (Анашкина Л. М. с сотр., 1995). По мнению А. А. Чуркина (2001), их число больше — 31,3%. За 10 лет (1985-1995) число инвалидов вследствие умственной отсталости возросло на 39%. Умственно отсталых — инвалидов 1-й группы — почти в 3 раза больше, чем больных шизофренией.

По данным Л. А. Прокопенко (1995) среди инвалидов детства группа умственно отсталых — на первом месте (53,7%). Число детей-инвалидов увеличилось в 4,8 раза за 15 лет, причем среди них 99,4% — дети олигофрены. Из них легко умственно отсталые — 32,9%, тяжело и глубоко отсталые — 67,1% (Свинцов А. А., Мотора И. В., 1995). В сравнении с инвалидами вследствие психических заболеваний умственно отсталые инвалиды отличаются наиболее низкими уровнями социальной адаптации.

Причины явного роста распространенности умственной отсталости разнообразны: улучшение условий родовспоможения, работы служб охраны здоровья матери и ребенка, что обеспечивает лучшую выживаемость даже детей с тяжелыми пороками развития. Большое значение имеют также алкоголизация, наркотизация и курение будущих матерей, ухудшение экологической ситуации в стране, приводящее к возрастанию мутагенных факторов и вместе с тем к увеличению числа наследственных форм умственной отсталости. 3. Н. Нургалиев (1995), сравнив один из благоприятных по экологическим показателям район с неблагоприятным районом, показал, что во втором выявляется большее число пороков развития, психически больных детей, а с ним и умственно отсталых (32 ребенка на 30 000 населения, в сравнении с 22 — в первом). Это особенно хорошо видно в регионах, пострадавших от техногенных катастроф (например, от последствий Чернобыля). Г. С. Маринчева (1999) указывает на генетические факторы, приводящие к увеличению популяции умственно отсталых детей в связи с тем, что, например, 36,1% из них рождается от матерей с психическим недоразвитием.

Распространенность умственной отсталости зависит и от частоты пороков развития. Так, увеличение числа пороков у новорожденных с 1,23% в 1986–1990 годах до 1,50% в 1997 году в Санкт-Петербурге сказалось в появлении большего случаев умственной отсталости (Бутомо И. В., Ковалева Н. В., 2000).

Несмотря на указанную распространенность и большой процент тяжелых форм, выявляется только часть от всего контингента, что ухудшает возможности по организации своевременных коррекционных и лечебных мер. Так, в одной из областей выявляется 19 умственно отсталых на 1000 подростков (Брызгин М. Б., 1995). В другой области среди детей с психическими расстройствами — 20,9% детей с умственной отсталостью. При этом за три года произошло увеличение выявляемых больных в полтора раза, что связывают с интеграцией психиатрической службы с педиатрической (Шалиткина Л. А. с сотр., 1995).

Число умственно отсталых детей и подростков в популяции увеличивается с возрастом, достигая максимума к 12 годам, а затем уменьшается к 22–34 годам. В результате на учете в диспансерах среди взрослых умственно отсталых свыше 60% молодых людей (18–25 лет), 12,5% взрослых и 0,75% отсталых старше 55 лет. Эти цифры не отражают истинного количества умственно отсталых, так как одна значительная часть, будучи компенсированными, снимается с учета, а другая — кодифицируется под иными диагнозами: органическое поражение ЦНС 6,8%, шизофрения 7,6% (Сухотина Н. К., 1982).

Среди умственно отсталых преобладают лица мужского пола. Это соотношение различно в разных возрастных группах. Минимальная разница — в младенчестве, но уже в дошкольном возрасте она составляет 1,5:1 и выше. В коррекционной школе обучаются 80,6% учеников и 75,8% учениц. Максимальное различие по половому признаку — в 18–24 года. Соотношение числа умственно отсталых мужского и женского полов зависит от степени выраженности интеллектуального дефекта, при самых тяжелых степенях оно наименьшее, при легких — наибольшее.

Около половины олигофренов обоего пола в степени дебильности, достигшие 18 лет, вступают в брак, что значительно выше приводимых данных за рубежом. У 39% мужчин и 24,7% женщин, вступивших в брак, нет потомства. Часть детей из числа родившихся у умственно отсталых родителей умирает в раннем возрасте. Среди детей, оставшихся в живых, в 8,5% у мужчин и в 18,5% у женщин дети были олигофренами, а в 1% — психически больными. Высокий процент умственно отсталых среди потомства олигофренов объясняют не только наследственностью, но и заболеваниями родителей: сифилисом, токсоплазмозом и т. д. (Гольдовская Т. И., Тимофеева Т. И., 1970).

В завершение следует признать, что все эти данные представляют большую ценность как для организации превентивных мер, так и для понимания степени тяжести проблемы.